Ингвар (ingvar100) wrote,
Ингвар
ingvar100

Владимир Гуга "Воробушки"

Люди перестали читать - утверждают издательства. Но писать-то они не перестали! такое впечатление, что самовыразиться хотят все - безграмотные, еле двигающие словами, как кирпичами...графоманят от души. Ищут издательства - пытаются всучить свое творение. иногда волосы встают дыбом, девушка с ЖЖ советуется, принимать ли ей преложение из "Эксмо" издать труд за свой счет. Сетует, что дорого. Я смогла прочитать первые два абзаца - сплошные ошибки и бред сивой кобылы.. Сразу становится смешно - для чего сей труд?

А потом поняла - эти юные гении-литераторы просто понимают, что все эти "победители" престижных литературных конкурсов - это "литераторы" из их обоймы. "Я что, пишу что ли хуже?" - думает эта авторесса - и она права. ОНА пишет даже лучше.. Знавала я одного махрового графомана, который двадцать лет ваял зауряднейшие серые тексты - никому не был нужен. Перестроился. сваял рассказ из мата и увлекательнейшего сюжета о любви слесаря и юного токаря. Читать без слез это невозможно - но.. ведь попал в струю! Сейчас он победитель какого-то конкурса волхвов из Штатов да и местными либерастами литтературными облизан. правда еще стесняется - на постановку своего рассказа ( котрую переделали в пьесу) в театре Современной Прозы на премьеру не взял жену с дочерью - негоде им слушать папин мат и смотреть страстное соитие артистов.

Но.. жаль настоящих писателей. Которым перекрыт полностью доступ в литературу. Их удел - редкие публикации в каких-нибудь журналах и покачивание головой редакторов, дескать, голубчик, вы действительно талантливы, но время сейчас такое - другое требуют.. ждите..


Владимир Гуга - никогда не будет победителем ни одного литературного гранта, у него нет надежды на опубликование своего сборника. Но он пишет. Профессионально и талантливо. К сожалению, все, чтоя могу сделать - это написать рецензию и опубликовать его в своем блоге...

Воробушки


– Бабушка! Смотли! Волобушки! – радостно залепетала вошедшая в вагон девочка дошкольного возраста.
– Не прыгай. А то на голову насруть, – буркнула в ответ старуха в пуховике, – хулиганство! Воробьи по вагонам летают. Скоро здесь свиньи начнут бегать!
– И коловы! – весело поддержала внучка, – и баланы!
– Баранов и так полный поезд. Сядь, сказала! А то по жопе получишь. Надень капюшон быстро. Точно, на башку насруть!

Одутловатый мужик с «Охота-крепкая» облегченно икнул, совершил щедрый глыть на треть бутылки и подумал:
«Ух, мля! Хорошо-то как! Славьте яйца. Я уж испугался, решил было, что началось: воробьи по вагону понеслись, типа, здравствуй, белочка! Правильно Николай говорил, что никогда резко завязывать нельзя, только постепенно, мягко».

По составу пробежала предстартовая дрожь. Вагонные динамики зашуршали, выдав в потоке шипения несколько понятных басовитых звуков: «Остржношсшсш двесшсшсш зскскшаютса следшсшс станцсцсц мскскскскс срстртсртшсшсшс»

– Извините, – обратился пенсионер с газетой «Советская Россия» к молодой попутчице, – машинист сказал – «Москва-Сортировочная»? Я не понял...
– Угху, – ответила высокая брюнетка, вытянув дудочкой накрашиваемые губы.
– А в Переделкино останавливается?
– Хумху, – ответила брюнетка.
– Понятно. Видите, воробьи по вагонам летают. При Сталине такого не было. При Сталине порядок был. Но сегодня Сталина во всех смертных грехах обвиняют. И ладно бы орел какой-нибудь залетел или сокол, а то ведь жиды пархатые носятся. Кстати, знаете, почему воробьев жидами называют? Голуби, например, расклевывают насыпанный им хлеб на месте. А воробьи-жиды хватают здоровенный кусок и летят с ним укромное место. И потом там его в одиночку жрут. Крысятничают, короче говоря. Иногда они этот кусок просто поднять не могут, но, всё равно, тащат, тащат, тащат. Над ними все птицы хохочут. Брось, говорят, пархатый. Ты же целый батон тащишь! Куда тебе столько? Но воробей-жид подохнет, а не отступится. Это все от жадности.

«Воробьев, конечно, классный мужик, реальный такой, – думала брюнетка, глядя на пенсионера с газетой, – настоящий мачо. Но у него ни кола, ни двора. И прописка в Ставрополье. Зато в постели – вихрь, буря и натиск. До пяти атак за одну ночь доходит… Настоящий терминатор. А Быков… Он – большой начальник. У него все схвачено. Но как мужик – ноль. Сопля на каблучке. Воробьев – мачо, а Быков – начо. Кто лучше – мачо или начо? Лучше всех, эх, мачо-начо... Но где такого найдешь-то?»

– Знаешь, – решительно заявил мужик в камуфляже, яростно перекатывая орбит квадратной челюстью, - я бы мог с налету засадить прямо в … да, хоть этому воробью в глаз. Только бы перья и полетели в разные стороны.
– Не гони, – ответил его товарищ, такой же квадрат в хаки, – по воробью никогда не попадешь. Особенно когда он мечется. Даже через оптику.
– Вот как? Замажем? Давай замажем, что попаду?
– Да ладно тебе, Миш. Не кипятись. Попадешь, попадешь! Ты у нас – Рембо, Сильвестр с талоном!
– Вот так-то. Наливай.
«Птица, – размышляла лучеглазая женщина без возраста, туго затянутая в платок, – это чудо. Это благовестник. Птица, залетевшая в помещение – добрый знак. Даже если это знамение приближающейся смерти. Ведь смерть – это не конец, а только начало. Воробей – чистая птица. Птицы полетели в окна...Чувствую, грядет Царствие Божие!»

Женщина с лучистыми глазами раскрошила на пол булку.

– Зачем вы мусорите? – обратился к ней мужчина с бородкой Доктора Айболита, – нехорошо. Впрочем, какое это теперь имеет значение? Современная Россия – большая коррумпированная свалка. Свалка ресурсов, драгоценных материалов, включая мозги, руки, идеи. Свалка истории… Да-с… Большая свалка истории. Посмотрите, что творится в РЖД. Наша железная дорога – крупнейший вассал Путина. Это монополия, которую создали путинские прихвостни, нагло прибрав к рукам то, что должно было перейти в частную собственность на основе честных торгов. Это и есть суверенная демократия, так сказать. А на самом деле, это – бандитский стабилизец-беспредел. В результате бизнесмены сидят за решеткой, а по вагонам, хе-хе, воробьи-с летают. Очень символично. Нет-с, мы никогда не сможем стать нормальной цивилизованной страной. Имперскость, национал-патриотическая шизофрения, сталинская бацилла, пещерное маргинал-православие и куча, огромная куча комплексов не дают нам, вернее вам, возможности выйти за пределы этой свалки. Россия должна ответить сама себе на один вопрос: доколе будет продолжаться этот русский мазохизм?

«Надо, надо найти ответ на один единственный и главный вопрос, – решил молодой лохматый человек с воспаленным взором, глядя на воробья, бьющегося об стекло словно муха, – почему люди не летают? Вот что важно. Разве не открыт секрет птичьего крыла? Разве не ясно, как устроен птичий хвост? Почему человек так ничтожен? Ни крыльев, ни клюва, ни когтей, ни перьев. Как же скучно жить в упаковке этой нелепой кожи и одежды. Я когда-нибудь точно полечу…»

– Бабушка! – снова залепетала девочка, – А волобушки-то не улетают! Они едут с нами в Аплелевку? Или в Налу? А где они выходят? А они едут или летят? Смотли, они и в поезде, и в воздухе. Но как они едут в поезде, если они в воздухе? А? Или, почему они в поезде, если они в воздухе?
– Хватит прыгать! Сиди спокойно, смотри книжку, а то воробей на голову насрёть.

Subscribe
promo ingvar100 april 16, 2016 21:59 111
Buy for 50 tokens
Сижу спокойно на совещании, спрятался за спинами учителей, проверяю мини-диктанты по биологии, работы "слабые", и вдруг - "перл". Одна из учениц - не самых лучших, отожгла (далее с сохранением авторского стиля, пунктуации и орфографии) Вопрос 1. Каркодил - он как яшперица, только большая. У нево…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments